Подпишитесь на рассылку
Компьютерной школы Hillel

Вы получите:

  1. Информацию о полезных отраслевых мероприятиях
  2. Интересные статьи IT-сферы
  3. Новости Компьютерной школы Hillel
Спасибо!
Нет, спасибо
На нашу рассылку уже подписалось 2241 человека.

Интервью с Евгением Толчинским на телеканале RTI

Автор: Павел Власенко

1092

Руководитель филиала Компьютерной школы Hillel Kiev Евгений Толчинский дал интервью в эфире телеканала RTI на утреннем шоу «Ранок, Гроші». Говорили об отличиях между средней школой и компьютерной.

Константин: В студии Константин Крупский и рядом со мной гость — Евгений Толчинский, директор Компьютерной школы Hillel Kiev. Доброе утро.

Евгений: Доброе утро!

Константин: Мы знаем о том, что занятия в обычной школе заканчиваются где-то 24 декабря, может 25, а потом будут каникулы. В Компьютерной школе предусматриваются каникулы для того, чтобы всех кто учится программированию и другим навыкам чтобы они также могли отдохнуть на новогодние праздники?

Евгений: Разумеется предусматривается, но это остается на усмотрение группы и на усмотрение преподавателя. Мы принимаем решение методом большинства. Если большинство людей считают, что им нужно отдохнуть больше чем 31, 1 и 2, то пожалуйста, они вольны выбирать режим обучения так как они хотят. Но в большинстве своём обычно люди говорят, что если занятия выпадают на 31, 1 и 2, пожалуйста, мы хотим отдохнуть.

Константин: Мы сегодня будем сравнивать обычную среднюю школу с компьютерной школой. Обычно директора боятся в средней школе и если идет директор, то никто не бегает, учителя кланяются, родители приносят деньги и также решают с директором какие-то вопросы. Как происходит в Компьютерной школе с директором?

Евгений: В компьютерной школе директор — это в первую очередь товарищ, который помогает, который решает административные вопросы. Нужно понимать, что несмотря на то, что у нас обучаются несколько ребят школьного возраста, в большинстве своем — это взрослые люди, которые изначально получили образование не техническое, а гуманитарное, экономическое и которые осознанно пришли к тому чем они сейчас занимаются, либо им не нравится, либо приносит меньше денег, чем они хотели бы. Поэтому у нас есть студенты, которые старше меня на пару лет, поэтому «выстраиваться смирно», «приходят родители» тут немного не применимо.

Константин: Есть преподаватели, есть педсовет, который должен быть в любой школе. Педсовет он решает что либо в вашей школе?

Евгений: На самом деле, такого совета нет, потому что есть преподаватель определенного курса и непосредственно с ним я решаю какие-то административные вопросы. Решать административные вопросы большим коллективом не имеет никакого смысла потому что курс один от другого абсолютно отличается. Разные студенты, разное время обучения, разные навыки и тд.

Kонстантин: Система школьного образования она не меняется. Мы делаем вид, что что-то меняется, но на самом деле, она не меняется. Компьютерная школа она должна меняться не каждый день, а кажется, каждую минуту. Ведь все время есть какие-то новые разработки, доработки, тренинги. Насколько преподаватель курса, который у вас есть, соответствует современным требованиям? Как его проверить? Есть какой-то тест на 78 вопросов? Как это сделать?

Евгений: На самом деле, все преподаватели, которые у нас преподают — это действующие программисты, дизайнеры, руководители проектов, которые работают в крупнейших IT-компаниях Украины. Соответственно не мы их проверяем, а рынок и их работодатель. Если человек работает в небольшой компании, то вопрос, возьму ли я его преподавателем. А если человек работает в компании, которая входит в ТОП-10 крупнейших и соответственно он там на счету и продолжает работать, соответственно он знает свою область.

Константин: А вы сами разбираетесь в языках программирования, дизайне и все, что связано с компьютером?

Евгений: Программирование на очень базовом уровне, в дизайне абсолютно нет. На самом деле, я очень много лет проработал в банках. В одном из банков я сделал карьеру от экономиста до директора департамента. В определенный момент я понял, что это не то. Что это не то, что приносит мне удовольствие и деньги. Я решил поменять профессию и мой близкий друг помог поменять её на IT, но не на программирование, а то, что называют «железом» (сервера и тд.). Я был директором департамента IT в банке. Поэтому в железе я разбираюсь, в написании программ на совсем базовом уровне – буквально три занятия на нашем курсе.

Константин : Директор должен быть классным администратором и решать любые проблемные вопросы, если это не связано, например, с налоговой, тоесть какие-то организационные моменты. Возможно в компьютерах вообще не обязательно разбираться, но в людях разбираться нужно.

Евгений: Необходимо быть очень хорошим руководителем, хорошим администратором, разбираться в людях, ну и базовые понятия, чтобы понимать — людям нравится или нет. Так ли преподаватель преподносит материал? Это тоже необходимо.

Константин: Вы были финансистом в банке, а потім выросли до директора департамента. Для тех, кто не знает — это ступеньки: финансист в самом низу, а директор департаменту — наоборот. Вопрос как для бывшего сотрудника банка: почему банки становятся банкротами, их специально «убивают»?

Евгений: На самом деле ситуация с банковской системой достаточно специфическая, при чём исключительно в нашей стране. Ни в одной стране мира нет такого количества банков. В силу определённых причин стоимость открытия нового банка была настолько низкой, что крупные предприятия вместо того, чтобы платить за обслуживание достаточно большие суммы другому банку, банально открывали банк для себя. Поэтому в кризисное время: в 2008, 2009 и сейчас в том числе, подобные маленькие банки имеют свойство закрываться.

Константин: Понятно. А есть какие-то признаки, по которым можно выбрать банк, который не открыт на какую-то фирму и он не обанкротится от следующего кризиса?

Евгений: На самом деле, то, что я делаю — это обращаю внимание на то, какие у банка собственники. Если они являются крупной банковской группой, европейской или американской, тогда можно понимать, что банкротство банка в любой стране мира — это имиджевая потеря огромной группы.

Константин: Вы сейчас собственные деньги храните в каком-то банке? Вы пересмотрели собственников, это европейцы или американцы и доверяете?

Евгений: Да.

Константин: Все пытаются к определенному возрасту отойти от того, чтобы работать «на кого-то», стать собственником. Ранее Вы работали в банке на кого-то, теперь Вы работаете в компьютерной школе — это тоже «на кого-то». Не возникало желания стать собственником своего бизнеса, открыть свою школу и стать директором всех директоров?

Евгений: На самом деле я прекрасно понимаю риски всего этого мероприятия, сумму капиталовложений, которые необходимо вложить и сумму дохода этого бизнеса и… нет, не возникало. У меня был промежуток времени, когда у меня был свой стартап с партнёром. Несмотря на то, что он был успешен, его пришлось продать. Эпизодически такое желание возникает и пропадает, возникает-пропадает.

Константин: Вы выбираете преподавателей в зависимости от того, насколько они востребованные в IT-компаниях, которые входят в топ-10? Из какой отрасли должны быть эти компании, с которых Вы выбираете преподавателей?

Евгений: Это IT-компании. Так получилось, что у нас большинство компаний — это аутсорс. Какая-то большая корпорация, в Европе, Америке, заказывает у нас разработку программного обеспечения и соответственно, наши программисты пишут эту программу. Тоесть, идея создания своей программы, так называемые «продуктовые компании» — у нас их достаточно мало. Поэтому мы ищем преподавателей в аутсорс компаниях.

Константин: Не все IT-специалисты могут преподавать. Кто-то вообще не умеет разговаривать, нужно выступать перед аудиторией, что-то рассказывать, пояснять, «разжёвывать». Нужно любить это дело. Есть какой-то первый пробный урок, когда Вы говорите: «Да, я тебя приглашаю, но давай ты проведешь пробный урок, чтобы посмотреть сможем мы сотрудничать или нет.»

Евгений: На 80% это понятно по разговору, если человек не может качественно устно преподнести предыдущий его опыт или проект, то преподавать перед аудиторией, даже в 10 человек, он не сможет. Если мы с ним общаемся и всё хорошо — тогда есть такой пробный урок и человек проводит его перед аудиторией.

Константин: У вас несколько курсов: Introduction, Front-End, Java, PHP и тд. Некоторые словосочетания слов для меня ничего не означают, но это востребованные на сегодняшний день и популярные курсы?

Евгений: Да.

Константин: И есть преподаватели, которые могут объяснить как правильно быть SMM-специалистом, например?

Евгений: Да, конечно.

Константин: Сколько вообще длится курс для того, чтобы стать Java-программистом?

Евгений: Этот курс разбит на две части: курс «Introduction: введение в программирование» и «Java». Это два курса по два месяца. Соответственно, за 4 месяца, с небольшим перерывом между курсами, человек может стать Junior-программистом по Java.

Курс по теме:
Java Elementary

Константин: У нас сейчас специальность «IT-специалист» очень хорошо оплачиваемая и востребованная. Раньше намного больше выпускали экономистов и бухгалтеров. Сейчас они не знают что делать. Возможно, что через три года будет столько программистов, сколько нет компьютеров в Киеве, Одессе и Днепропетровске?

Евгений: На самом деле, Вы посмотрите у себя в кармане: вы пользуетесь ноутбуком, скорее всего планшетом и минимум одним смартфоном. В каждом из этих устройств минимум по 10 проргамм. Эти 10 программ кто-то написал. Каждую из этих программ писал не один человек. А некоторые, например, Windows или Microsoft Office, даже далеко не 500 человек. Поэтому, программисты будут востребованы всегда. У меня есть мультиварка, которая с флешки загружает рецепты.

Константин: Хорошо, я убедился. Вы сказали, что работали с «железом». Тоесть Вы бы могли собрать компьютер, да?

Евгений: Я мог собрать компьютер и я понимал больше в серверной инфраструктуре, в более сложных компьютерах. Скажем так — какие серверы нужны непосредственно для бизнеса.

Константин: Итак, человек решает, что хочет изменить свою жизнь, стать IT-специалистом, разобраться кто такой Java-программист. Он подает заявку в вашу школу на курс. Есть постоянные курсы? Например, старт был 1 октября, а следующий будет 1 января. Человек ждет, группа собирается и 1 января он приходит к вам в школу?

Евгений: Приблизительно так. Дело в том, что есть курсы по два месяца, есть по 4. Между курсами, которые ведёт один преподаватель, обычно, промежуток 1-2 недели, чтобы преподаватель, скажем так, «пришел в себя» и сразу после этого стартует следующая группа.

Константин: Сколько стоит обучение? Если я хочу стать Java-программистом, обучаюсь 4 месяца, чтобы детально во всем разобаться.

Евгений: Первая ступенька стоит 4500 грн в Киеве, вторая - 6500 грн. Эти курсы двухмесячные, соответственно, суммарно 11 000 грн.

Константин: Я прохожу эти занятия 2 или 3 раза в неделю? Как интенсивно?

Евгений: Занятия проходят по 2 раза в неделю, обычно это два будних дня с 19:00 до 21:00. По субботам у нас английский язык. Он необходим всем специалистам, а в IT-специальности этj необходимость, потому что как только выходит новая технология, она появляется на англоязычных сайтах. Поэтому, человек, который не понимает английский, прочитать это не может, не может овладеть новой технологией и может так случится, что на месяца три он просто выпадает с рынка.

Константин: Итак, 2 раза в неделю по 2 часа, в течении 4 месяцев, потом я получаю диплом. Насколько он «котируется» в Киеве, Одессе и Днепропетровске?

Евгений: Он «котируется» достаточно хорошо, где-то 10-20% студентов трудоустраиваются непосредственно в подчинении их же преподавателей. Тоесть преподаватель сам под себя подбирает младшие кадры, когда ведёт свой курс. Остальные трудоустраиваются в других компаниях и мы отслеживаем, что в течение 3-6 месяцев практически все, кто хочет — трудоустраиваются.

Константин: У вас есть много направлений в обучении? Кем я могу быть в вашей школе?

Евгений: Программистом, тестировщиком, разработчиком сайтов и визуализированных приложений. Скоро запускается дизайн.

Константин: Мне необходима только сумма 11 000 грн и свободное время два раза в неделю по два часа, и чтобы оставалось время на английский. Это обязательно. Потом выдается диплом и возможно я понравлюсь преподавателям, которых вы сами ищете, и они могут предложить работу. А вообще я могу быть фрилансером и зарабатывать деньги собственными силами. Если я оплачиваю деньги и понимаю, что это не мое, мне возвращается эта сумма денег?

Евгений: Да, конечно. Первый урок — он бесплатный. Если человек оплачивает полностью курс — он считается в стоимости курса, но если он говорит «это не моё» — значит от за это ничего не платит.

Константин: Насколько большая текучка кадров среди преподавателей? Отчитал курс и сказал: «Мне это не нравится, я на работе IT-специалистом зарабатываю больше» и вы снова ищете преподавателей?

Евгений: Текучка определённая есть, но не по той причине которую вы назвали. Такие люди изначально не идут преподавать — потому что мы не можем позволить заплатить такую зарплату, которую он получает у себя. Человек идёт в первую очередь для того, чтобы помочь другим людям, чтобы они зарабатывали больше. И во второй степени играет то, что человек учится работать с аудиторией. Поэтому текучка происходит в силу других причин : человек уезжает работать на проект за границу (как вот с одним преподавателем было) и т.д.

Константин: Сегодня мы разговаривали с Евгением Толчинским — руководителем филиала Компьютерной школы Hillel, которая представлена в Киеве, Одессе и Днепропетровске. Говорили о том, что возможно изменить свою жизнь, было бы желание. Класс есть, компьютеры есть, преподаватели есть — берите и учитесь. Если вы понимаете, что компьютерная сфера и IT — это ваше.

Спасибо Вам, Евгений!

Евгений: Спасибо Вам за приглашение!

18.12.2015 1092
Павел Власенко
Администратор,
Компьютерная школа Hillel Kiev
Оцените этот материал
comments powered by HyperComments